Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Войны начинают не пушки, а газеты.



Кто сказал, что американская пресса продажна? Нет, она не продажна. Просто она продана один раз и навсегда.

Марк Твен.

 

"Российский след" стал новой мировой религией. В него свято верят, доказать существование не могут, но отрицать его - тяжкий грех. А теперь у него появилась и своя инквизиция в лице Конгресса США. Покайтесь, неверующие еретики, или будете сожжены.

 

 От российской истории отреклись. С бандеровской не берут в Европу. А другой истории у Украины нет.

 

Именно благодаря таким людям, как Михаил Калашников, памятники в Москве всё ещё ставим мы, а не французы, турки или немцы.

- Зачем при создании Совбеза ООН там предусмотрели право "вето" для ключевых участников?

- Наверное, чтобы часть из них не могла объединиться в блок и диктовать условия остальным.

- А почему тогда сейчас хотят вето отменить?

- Потому что такой блок создан.

 

 Раньше шутили про Петра I, "вероломно" напавшего на шведов... под Полтавой. Теперь всерьёз говорят об СССР, который бесчеловечно устроил немцам жестокий котёл... на берегу Волги. Надо ещё поплакать о голодных французах в холодной сожжённой Москве. И извиниться.

 

Фриц Пауль Шме́нкель. В ноябре 1941 года дезертировал из вермахта, вступил в советский партизанский отряд. Воевал против фашистов. В 1944 был схвачен немцами и расстрелян. Герой СССР. Вот он - не хотел воевать за нацистов, а не те, кто погиб в котле под Сталинградом.

А сколько дивизий у ООН?

Опубликовано 02.05.2018

Считается, что Иосиф Сталин когда-то произнёс крайне циничную фразу: «А сколько дивизий у Папы Римского?», имея в виду, что нет никаких причин обращать на Папу внимание. Нет реальной военной силы – нет права на мнение, нет уважения, нет влияния. Цинично и жестоко. Но разве он был неправ?

С тех пор прошло более семидесяти лет, началось новое тысячелетие, по планете гордо шагают демократия, свобода слова и права человека, а презумпция невиновности, ценность личности и международное право декларируются фундаментом современного мира. Пустые, напыщенные слова. Ведь на самом деле, по факту, не изменилось ничего. Да, Сталина больше нет, но озвученный им принцип прекрасно используются до сих пор. И в первую очередь представителями как раз демократического, западного лагеря.

В основе политического и правового баланса мира лежат сегодня многочисленные международные организации – ООН, ОБСЕ, ЕСПЧ, ОЗХО, МАГАТЭ, МОК (да-да, и он тоже), МУС и другие. Именно они должны выступать независимыми регуляторами, арбитрами и судьями в отношениях между разными государствами, а также между государствами и отдельными людьми. Это официально. А что получается на практике – все мы прекрасно знаем.

Сколько дивизий у Международного Олимпийского комитета? Ни одной. Именно поэтому его независимость совсем не обязательно уважать. Наоборот, на него можно как следует надавить и заставить принимать определённые решения. Понятно, что в данном случае речь идёт не о военном, а о финансовом и политическом давлении, но сути это не меняет. Эффект был достигнут, сборную России на Олимпийские игры не допустили.

А химическое оружие? Контроль за соблюдением его запрета в мире возложен на ОЗХО – специальную международную организацию. Но дивизий у неё тоже нет, поэтому и к её мнению можно прислушиваться только по мере необходимости. Или не прислушиваться вовсе, если такой необходимости нет. Всё зависит от того, какие выводы ОЗХО делает и какие решения оглашает – удобные или неудобные. Кстати, заставить эту организацию сделать конкретный нужный вывод тоже ничего не мешает – дивизий-то у неё нет.

Аналогичные процессы происходят и со всеми прочими международными институтами, и с международным правом в целом. Да, слово «дивизии» здесь не вполне уместно и слишком упрощённо, скорее имеет место совокупность разных факторов давления – деньги, политика, шантаж, лоббирование. Но в их числе и чисто военная сила тоже – именно она является базой для существования всех остальных рычагов воздействия. Не подкрепленные нужным количеством солдат, танков, ракет и самолётов, то есть дивизиями, все эти рычаги превращаются в ничто.

И самая большая боль современности – Совет безопасности ООН. Когда-то созданный как вершина, Олимп мироустройства, как некий элитный клуб вершителей судеб целых государств, он превратился в бессильный и голословный пшик. За ним нет реальной силы, за ним нет дивизий, а значит за ним нет и авторитета. Если Совбез согласен со странами Запада, если даёт им санкцию на очередной передел мира и военное вторжение, то хорошо. Если нет – что же, пусть это будет проблемой Совбеза, не очень-то и хотелось получить его одобрение. Никому оно не нужно.

Так сколько же дивизий у Папы? Когда-то давно было много. Огромная и мощная военная сила стояла за его спиной. Соответственно огромным было и его влияние. Так что вопрос этот вовсе не циничный, а очень даже деловой, прагматичный и правильный. Ведь ничего не меняется за тысячи лет, и если за тобой нет реальной силы, то все твои «набумажные» права и полномочия никому не интересны. Вот почему НАТО вытесняет ООН с международной арены? Потому что солдаты сильней дипломатов. И никуда от этого не деться, будь ты хоть дважды прав, трижды честен и четырежды справедлив. Всем плевать, если ты слаб.