Когда-то Россия признала киевскую хунту. Хунта выросла и теперь не признаёт российских наблюдателей на выборах

Киевская хунта – именно так российская пресса называла новых правителей Украины после «майдана» в 2014 году. То есть обозначала людьми, пришедшими к власти с помощью насилия, в результате государственного переворота. Вполне подходящий термин, который очень точно выражал истинную суть «революции достоинства».

Неудивительно, ведь журналисты для того и существуют, чтобы подбирать меткие слова и пускать их в оборот. Совсем другое дело — официальные государственные лица. Нет, разумеется, обронить в нужный момент «красное словцо» является большим плюсом и даже искусством для любого политика. Однако официальный статус накладывает большой груз ответственности и необходимость тщательно подбирать слова. Хотя, опять же – не всегда и не для всех это справедливо, особенно в последнее время… Но это уже тема для отдельной статьи.

Если обернуться и заглянуть в 2014 год, то мы увидим яркие, кричащие заголовки средств массовой информации:

— «Ситуация на Украине: за преступления хунты ответят и исполнители»(РИА Новости, 25 апреля 2014 года https://ria.ru/20140425/1005468225.html)

— «Песков: киевская хунта ответственна за ситуацию в Одессе» (РИА Новости, 3 мая 2014 года https://ria.ru/20140503/1006378212.html)

— «Путин о событиях в Славянске: это хунта какая-то. Последствий не избежать!» (Московский комсомолец, 24 апреля 2014 года https://www.mk.ru/politics/sng/article/2014/04/24/1019756-putin-o-sobyitiyah-v-slavyanske-eto-hunta-kakayato-posledstviy-ne-izbezhat.html)

— «Киевская хунта бьётся в агонии, убивая себя своим собственным страхом» (Комсомольская правда, 17 апреля 2014 года https://www.kp.ru/daily/26221.4/3104597/)

И так далее, и тому подобное. Приводить дальнейшие цитаты не вижу смысла, ибо все мы прекрасно помним события и настроения тех дней.  Мы помним наш гнев, наше возмущение и жгучее желание помочь – Славянску, Одессе, Мариуполю. Мы помним, как смотрели в новостях на украинские танки, въезжающие в города Донбасса, как обсуждали в заводской курилке события с линии фронта… Да-да, именно тогда она и появилась — линия фронта. Прочертила своими кровавыми боками мирные, братские земли, накрыла огнём орудий жилые кварталы.

25 мая 2014 года на Украине прошли выборы президента. В первом же туре, набрав 54,7% голосов избирателей, победил Пётр Порошенко. Разумеется, в выборах не принимали участия районы Донбасса, охваченные гражданской войной. Инаугурация состоялась 7 июня 2014 года и запомнилась тем, что солдат почётного караула упал в обморок, едва ли не под ноги новому президенту.

А уже 8 июля в немецкой газете Der Spiegel вышла интересная статья о том, что ярлык «киевская хунта» стал исчезать из эфира и публикаций российских СМИ. По мнению издания, причиной этого явления стало стремление Кремля к урегулированию ситуации на Украине. И действительно, 25 августа 2014 года министр иностранных дел России Сергей Лавров сделал следующее заявление:

«Мы признаём президента Порошенко и рассчитываем, что он использует мандат доверия, который получил.., чтобы остановить войну, а не для того, чтобы разжигать конфликт и загонять его глубже и глубже».

Как показала история, мандат доверия он не оправдал. И не собирался даже, ибо всё его президентство было наполнено одной единственной миссией – угодить своим западным кураторам. А кураторам нужен был именно конфликт, разрыв любых связей Украины и России, выжженное поле, на котором десятилетиями ничего нельзя будет сеять.

Менее чем через два месяца на Украине пройдут новые выборы президента. Пётр Порошенко выдвинул свою кандидатуру и рассчитывает на успех. При этом обладатель «мандата доверия» сделал несколько примечательных вещей. Во-первых, он закрыл все избирательные участки, расположенные на территории России. Этим он отрезал от возможности проголосовать несколько миллионов украинцев, работающих в «стране-агрессоре». Понятно почему – это не его избиратели. Во-вторых, он запретил наблюдателям из России присутствовать на выборах украинского президента.

Вот так. Демократические нюансы этих решений абсолютно не интересуют Европу и США. Впрочем, это ожидаемо и привычно. У западных борцов за либеральные ценности очень избирательное зрение. И слух тоже. И обоняние – запах фекалий, а иногда и трупный запах они часто принимают за свежий воздух перемен.

Используют ли российские власти шанс номер два и откажутся ли признавать нового президента Украины? Скорее нет, чем да. Ведь совсем не факт, что президент там будет новый, и совсем не факт, что с высоты птичьего стратегического полёта нам будет выгодно его не признавать. Политика – циничная штука, в которой совсем нет места чувствам и эмоциям. А иногда так хотелось бы!

Александр Самохвалов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *