Нет угрозы страшнее, чем обещание восстановить демократию

Современный Запад унаследовал от Древней Греции две прекрасные вещи – демократию и Олимпийские игры. Однако со свойственной ему тягой к разрушению и покорению, он изуродовал их обе, превратив в собственное послушное оружие.

Парадокс, но сегодня самая страшная угроза для любого государства мира — это обещание восстановить демократию на его территории. Ибо под этой благой и безобидной на первый взгляд целью кроется ни что иное, как обыкновенная агрессия, государственный переворот, военное вторжение, ракетно-бомбовые удары по гражданским объектам. Все эти «мероприятия» стали обязательными спутниками процесса демократизации, рутинной работой по «восстановлению» прав и свобод граждан.

Главным мировым «демократизатором» являются Соединённые Штаты Америки. Именно они наделили себя эксклюзивным правом решать, какая страна соответствует неким допустимым канонам демократии, а какая их нарушает. Разумеется, сами каноны и допуски тоже устанавливают США.

Одной из первых стран, подвергшихся «улучшению» со стороны западного блока, стала Югославия в 1999 году. Это было время, когда силы НАТО вопреки международному праву бомбили суверенное государство в Европе, не имея на это согласия Совета Безопасности ООН. При ударах использовались боеприпасы с обеднённым ураном и кассетные бомбы. Итог, согласно открытым источникам — свыше 1700 погибших гражданских лиц, в том числе почти 400 детей, десятки тысяч людей были ранены, лишились жилья, работы, доступа к питьевой воде… Ущерб сербской экономике составил около 30 миллиардов долларов. Вот что заявлял президент США того времени Билл Клинтон уже после бомбардировок:

«Соединенные Штаты повсюду в мире стоят на стороне народа, борющегося за свою свободу. Мы верим в демократию… Все, чего мы хотим для сербского народа — это то, чего мы хотим для любого народа: права свободно выбирать своих лидеров».

Так он прокомментировал выборы 2000 года, которые прошли в разбитой и деморализованной натовскими бомбами Югославии. Вообще, с точки зрения США, самые демократичные выборы – это те, которые проводятся сразу же после военного вторжения, пока не остыла ещё пролитая в стране кровь.

После Билла Клинтона эстафетную палочку распространителя демократии принял на себя Джордж Буш-младший, 43-й президент США. На его долю выпало «улучшить» Ирак. Официально было заявлено, что американским стандартам правильного государства не соответствует наличие в Ираке Саддама Хусейна, а также оружия массового поражения.

Военная операция западной коалиции под кодовым названием «Иракская свобода» (ну конечно же!) началась 20 марта 2003 года, а уже 9 апреля был взят Багдад. Правительство Саддама Хусейна было низложено 19 апреля, а сам он был обнаружен и арестован 13 декабря 2003 года в подвале деревенского дома неподалёку от иракского города Тикрит. Он содержался как военнопленный и охранялся американскими солдатами. Потом его судили в президентском дворце, обвиняя в геноциде курдов, массовых убийствах, вторжениях, применении химического оружия и других страшных преступлениях. Он не признал свою вину, более того, он не признал легитимность самого суда. 30 декабря 2006 года Саддам Хусейн был казнён через повешение.

По оценкам исследователей за время вторжения в Ирак погибли 9300 иракских военнослужащих и 7200 гражданских лиц. Но это было только самое начало. Военная операция и свержение режима не принесли мира на эти земли. Наоборот, спровоцировали эскалацию насилия, многочисленные теракты, гражданскую войну, колоссальное обнищание населения. А вот оружие массового поражения в Ираке так не нашли, как не нашли и следов его разработки. Не обнаружили и каких-либо свидетельств связи Саддама Хусейна с террористическими организациями.

И традиционно, президент США не обошёлся без пафосных заявлений на руинах очередной разбитой страны. «Победа над террором в Ираке выведет страну на путь свободы и даст надежду миллионам людей, и иракский народ знает это. Появление свободного, демократичного Ирака вдохновит реформаторов на всём Ближнем Востоке… Америка твёрдо намерена способствовать демократии в Ираке» — заявлял Джордж Буш-младший в 2004 году.

Следующим был Барак Обама, лауреат Нобелевской премии мира, 44-й президент США. При нём «корректировке» подверглось государство Ливия, которое не соответствовало американским стандартам по части гражданских свобод и прав человека. Кроме того, там был Муаммар Каддафи.

На этот раз военное вторжение… то есть «гуманитарная интервенция» началась 19 марта 2011 года с создания бесполётной зоны над Ливией силами вооружённых сил Франции. К ним сразу же присоединились остальные союзники по западной коалиции. Боевые операции свелись к нанесению ракетно-бомбовых ударов по столице государства Триполи, по правительственным войскам, по средствам ПВО и бронетехнике. И конечно же, по гражданским объектам, это традиционно. Наземные военные действия велись в основном силами отрядов Переходного национального совета Республики – временного органа власти, созданного противниками Каддафи.

20 октября 2011 года повстанцы штурмом взяли портовый город Сирт. Попытки Муаммара Каддафи вырваться из осаждённого города не увенчались успехом, и революционеры захватили его на одной из автомобильных дорог. Он был ранен в обе ноги. Весь мир облетели жуткие видеокадры того, что произошло дальше – самосуд. Бывшего правителя просто забили насмерть.

«Это хорошая новость», — заявила госсекретарь США Хилари Клинтон, узнав об этом. «Мы пришли. Мы увидели. Он умер», — хвастливо добавила она.

Обама тоже не отставал от своих предшественников и сделал пафосное заявление: «От имени всего американского народа я поздравляю народ Ливии с сегодняшним историческим провозглашением освобождения. После четырех десятилетий бесчеловечной диктатуры и восьми месяцев ожесточенного конфликта ливийцы смогут праздновать обретение свободы и начало новой эры».

Однако новая эра оказалась почему-то не столь радужной, какой её рисовали ливийцам западные «демократизаторы». Единство Ливии было уничтожено гражданской войной, поддержанной силами коалиции. Реальная власть сосредоточилась в руках различных кланов, ополчений и обычных бандитов. В результате бомбардировок инфраструктура страны понесла серьёзнейший урон, а ВВП страны за 2011 год уменьшился на 60% в сравнении с 2010-м. Нефтеперерабатывающие заводы встали. Страна была фактически разрушена и разорена.

Но Обама не просто президент США, он ещё и лауреат нобелевской премии мира. А это значит, что он должен отличаться от остальных американских распространителей демократии. Разумеется, такое отличие есть – Обама развязал не одну, а целых две войны за время своего президентства. Второй жертвой стала Сирия, интервенция в которую официально началась 22 сентября 2014 года с нанесения авиаударов по объектам на её территории. Заявленная цель – борьба с терроризмом.

Но Сирия выпадает из привычной схемы «приведения к демократии», ибо она стала первым государством в новейшей истории, об которое чуть не сломала свои зубы западная коалиция. Это произошло, во многом, благодаря помощи со стороны России. Поэтому Сирия – это совсем другая, ещё неоконченная история, достойная быть изложенной в отдельной статье.

Начался 2019 год. Идёт президентский срок Дональда Трампа, 45-го по счёту главы Соединённых Штатов Америки. Наиболее остро в демократической «шлифовке» сегодня нуждается Венесуэла. Новый прицел взят. Именно в Венесуэле пообещал «восстановить демократию» лично президент Трамп и Государственный департамент США. «Помочь венесуэльскому народу полностью восстановить демократию и процветание в своей стране», — такую цель задекларировал госсекретарь Помпео.

Подобное заявление американских политиков – это страшная угроза. История ясно говорит нам об этом, не оставляя никаких иллюзий по поводу истинных намерений, скрывающихся за этой безобидной фразой. Выстоит ли Венесуэла? Сможет ли избежать судьбы разбитых и уничтоженных «пациентов» демократии прошлых лет? Этим вопросом сейчас задаются очень многие, но вряд ли кто-то знает на него ответ.

Александр Самохвалов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *